Закон «Об интернете» — нужен ли?

Итaк, oпять взбудoрaжeнo всe русскoязычнoe интeрнeт-сooбщeствo: зaкoнoдaтeли внoвь взялись зa пeрo и принялись придумывaть нoвый прoeкт зaкoнa, нaпрямую кaсaющийся рeгулирoвaния русскoязычнoгo сeгмeнтa всeмирнoй сeти. Прaктичeски всe издaния кишaт нoвoстями пo этoй тeмe, нe oстaлись в стoрoнe и иx пeчaтныe кoллeги.

Рeчь идeт o зaкoнe «Oб интeрнeтe» и я желание xoтeл пoпрoбoвaть внeсти яснoсть в тo, чтo oн из сeбя прeдстaвляeт и чeм oн грoзит прoстым пoльзoвaтeлям. Xoчу срaзу oтмeтить, чтo в кaчeствe истoчникa буду укaзывaть прeимущeствeннo copyright.ru. Я нe стaвлю цeли рaзрeклaмирoвaть дaнный рeсурс и вooбщe нe имeю к нeму никaкoгo отношения — простой на нем удобнее всего обретать нужную информацию по данной теме.

Полное имя законопроекта на текущий момент — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушении авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в книга числе в сети «Интернет», но я буду именовать его кратко «Об интернете». Надобно сразу отметить, что попытки доработать тему интеллектуальной собственности предпринимаются точный, причем зачастую они всегда вызывают довольно жесткие споры.

Например, в 2012 году не маловато шума наделал законопроект №47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Подобные багаж сами по себе существовать не могут — они беспричинно или иначе должны работать вместе со многими другими нормами. Первые более-менее ясные подробности о законе начали казаться в январе 2013 года, тогда же был опубликован главный проект закона, сутью которого являлась обязательство владельцев сайта принимать по заявлению правообладателя либо уведомлению провайдера ряд мер, включающих увольнение незаконно размещенных объектов интеллектуальных прав, блокирование доступа чрез Интернет к объекту интеллектуальных прав и т.п.

В качестве ответственности были предусмотрены штрафы через 3 тыс. до 5 тыс. рублей ради юридических. Проект признали неудачным и отправили для доработку. В феврале стало ясно, который ждать новой «вспышки» стоит уже весной, а вместе и о том, что соавтором, возможно даже ключевым, законопроекта является Роберт Шлегель, кто, на секундочку, являлся автором беспричинно и не принятого законопроекта «Об ответственности руководителей средств массовой информации изза материалы клеветнического характера».

Тогда же начали говорили о некой «благоприятной бизнес-среде и правовой платформе ради взаимодействия государства и общества», хотя для тот момент уже было конечно, что понятие «взаимодействие», когда слово идет о законопроектах — вещь крайне аморфная. Немаловажно здесь учесть, который параллельно с данным законопроектом продвигалась и начало ряда правообладателей, касающаяся создания реестра «пиратских» сайтов, как «черного списка Роскомнадзора», о котором я говорил выше. Стоит выговаривать, что подобные идеи посещали умы самых разных лиц, однако последним отметился председатель Координационного совета сообразно защите интеллектуальной собственности.

Хочу обратить ваше почтение на то, что данная начало в том числе обсуждалась и в рамках рассматриваемого нами законопроекта, однако сама по себе «существует» раздельно от него и по ряду обстоятельств навряд ли будет доведена до логического завершения. Однако что же все-таки довольно менять закон? На самом деле сюда решили накидать зараз все. В частности, буквально на днях обсуждался задача создания государственного интерактивного реестра интеллектуальной собственности ради цифровой сферы. Поясню. Речь соглашаться в первую очередь о реестре произведений — программ, музыки, фильмов и т.п. Согласие планам законодателей, благодаря такому реестру правообладатели не должны будут больше беспричинно обращаться к владельцем сайтов — им довольно лишь достаточно включить свой объект авторских прав в список, а всякие «вконтакте» сами начнут чистить свои сайты. Старая, как сей мир идея, о которой я уже писал в своих прошлых статьях: зачем беспокоить себя работой, если можно исполнять так, чтобы за тебя работали другие. Впору говоря, о таком реестре задумались опять в прошлом году и именно с ним в книга числе был связан неудачный январский законопроект. Другая порядок коснулась поисковиков: им было предложено беспричинно следить за тем, чтобы в поисковой выдачи не появлялось пиратских ресурсов.

Надобно сказать, что по своей сути такая обязательство лежит на всех поисковиках, действующих в США, однако в этом случае правообладатель обязан известить доход о том, что та или иная доказательство нарушает его права. Затронули и задача торрент-трекеров, в частности и об ответственности их посетителей изза обмен пиратскими файлами. В этом случае стоит выговаривать, что речь вероятнее все же соглашаться скорее о создателях раздач, а не о всех пользователях в целом.

К нашей радости, некоторый из этих идей уже подверглись жесткой критике и, весь вероятно, будут либо серьезно доработаны, либо и совсем исключены из законопроекта. Еще более забавный оказалась ситуация с взаимодействием законодателей и сообщества. Первоначально намерение разрабатывался мягко говоря лицами маловато понимающими что вообще из себя представляет интернет. И токмо 29 мая стало известно, который было принято решение начать взаимодействовать с лицами напрямую имеющее известие к отрасли — Яндексу, Гуглу и иными. Надобно сказать, что прямо или косвенно это уже возымело приманка плоды: из законопроекта на известный момент исключили пункты, обязывающие сайты, в частности поисковые системы, без уведомления через правообладателей самостоятельно тереть ссылки для пиратские сайты.

Но наиболее интересным мне сам видится сравнение законопроекта с Digital Millennium Copyright Act – тем самым законом, о котором безвыездно вспоминают когда заходит речь о регулировании авторских прав в США. В некотором роде правило «Об интернете» можно соотнести с DMCA, однако называть его аналогом вряд ли стоит.

В первую очередь сообразно той причине, что штатовский действие предусматривает не только ответственность лиц размещающих контент, однако и обязанности лиц требующих удалить незаконные сообразно их мнению данные. В частности, изза неправомерные требования можно получить и «обратку» в виде судебного иска. Ничто подобного в нашем случае пока который не предусмотрено.

Кстати говоря, YouTube, к примеру, работает не в формате, предусмотренным DMCA. Результаты на лицо: чуть ли не отдельный месяц появляются заметки о том, вроде по невнятным причинам был удален дежурный ролик и заблокирован очередной канал. Начинать и, конечно же, не обошлось и без тех, который решил «попиариться» на законе.

Положим, спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил о книга, что он ратует за постепенный, эволюционный барыш правовой культуры с ориентацией на мировой попытка в этой сфере и не одобряет жестких решений в данном вопросе. Само собой, отзыв господина Нарышкина в данном случае носит только личный характер и вряд ли стоит говорит о книга, что данный человек способен кардинально поменять законопроект.

Тем более, который вряд ли у спикера в этом вопросе попытка больше, чем у представителей все того же Яндекса. Который же до моего личного мнения о законе? В определенном смысле безвыездно идеи сами по себе полезны. Они позволяют детально выучить действующее законодательство, увидеть дыры в нем, рисковать найти решения. Другое дело, каким образом изученное довольно обработано. Можно бороться с комарами фумитоксами и свертками из газет, а дозволено выжечь весь дом напалмом. Вроде желание результат в целом и так и так достигнут, однако эффект от него разный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × четыре =